РУКОВОДИТЕЛИ И УЧАСТНИКИ СТРОИТЕЛЬСТВА АТОМНЫХ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЙ

     История атомной энергетики начинается с середины XX в. Опыта строительства АЭС в мире еще не было, и строителям СССР пришлось этому учиться первыми. В принципе строительство АЭС имеет много общего со строительством ТЭС, но гораздо выше должно быть качество работ, особенно монтажа оборудования. В связи с этим неизмеримо возрастает ответственность руководителей строительства, которые должны обеспечить постоянное обучение работаю щих, наладить строжайший контроль за соблюдением технологий при производстве работ.
     Строительству АЭС всегда уделялось повышенное внимание со стороны министерства, государственных органов. Такое внимание к объекту порой порождало излишнюю нервозность и мало помогало решать проблемы на стройке. Кто-то из руководителей не выдерживал такого прессинга, некоторые не справились с обязанностями. С работы снимали безжалостно. На отдельных объектах, пока они возводились, менялось по пять-шесть руководителей. Но строительство АЭС породило и своих героев. Спросите энергетиков, кто они, и услышите фамилии: Комаровский, Григорьянц, Хенох, Кизима, Абрамов, Рева, Максаков, Андрушечко, Саакян, Прозоровский, Кочерга, Корсун, Цвирко, Шашарин, Семенов, Решетников, Малинин и другие. Это руководители строительств АЭС, главков, заместители министров, курирующие атомное строительство. Ограничения на существование атомных ядер есть и со стороны сверхтяжелых элементов В естественных условиях на Земле существует около 40 альфа-радиоактивных изотопов
     В числе первых оказался причастным к возведению в СССР атомных электростанций легендарный строитель А. Н. Комаровский (1906-1973) - генерал-полковник инженерно-технической службы, Герой Социалистического Труда, лауреат государственных премий, доктор технических наук, автор ряда монографий по строительству. В 1928 г. Александр Николаевич окончил Московский институт инженеров транспорта. Участвовал в проектировании и строительстве канала Москва-Волга, Куйбышевского гидроузла и других объектов. Перед Великой Отечественной войной занимал пост заместителя наркома строительства. В годы войны был командующим 5-й саперной армией Южного и ЮгоЗападного фронтов. С 1944 г. руководил Главпромстроем НКВД, который строил практически все крупные объекты атомного ведомства, Первым главным управлением при Совмине СССР. С 1955 по 1963 г. он заместитель министра среднего машиностроения, затем заместитель министра обороны по строительству. Кстати, именно Комаровский возглавлял строительство здания Московского университета на Ленинских горах. В своей книге "Записки строителя" Александр Николаевич коротко рассказывает об участии в строительстве первой в мире АЭС в Обнинске и АЭС в г. Шевченко в Казахстане. Он возглавил кафедру в одном из институтов, где группа ученых проводила ряд исследований, в частности, по радиационной стойкости бетона, изучала его защитные свойства, разрабатывала добавки, новые технологии и материалы. Результаты этих исследований Александр Николаевич и внедрял в практику атомного строительства. Известным строителем двух запорожских станций - ГРЭС и АЭС является Р. Г. Хенох.

     Рэм Германович - строитель от Бога, каких рождается немного. На запорожских станциях во многом благодаря личным качествам Хеноха была блестяще реализована скоростная технология. Его отличают высочайшая компетентность, собранность, пунктуальность, прекрасное знание людской психологии. Уникальная память помогала Хеноху постоянно держать под контролем всю стройку. Казалось, что он обладал сверхъестественным чутьем и знал в каждую минуту, что происходит на территории этого огромного людского муравейника. Его нельзя было обмануть, да и стыдно, потому что Рэм Германович относится к тому типу руководителей, которые не допускают лукавства в отношениях с подчиненными. Он умеет четко строить отношения с людьми, не подавляя личности. Не случайно два его главных инженера - Ю. Н. Корсун и А. В. Кочерга - выросли до заместителей министра и с высшей степенью почтения относятся к своему учителю.
     А. В. Кочерга начал свою карьеру энергостроителя с должности бетонщика на Приднепровской ГРЭС. Ему пришлось рано начать работать - он был главным кормильцем семьи, оставшейся без отца. Но, работая, он упорно учился, сначала в техникуме, потом в институте. Р. Г. Хеноху, бывшему на строительстве Приднепровской главным инженером, один из преподавателей Кочерги посоветовал обратить внимание на этого парнишку: мол, толковый, все схватывает на лету, трудолюбивый. Рэму Германовичу приглянулся этот "протеже", и он начал его продвигать - назначил сначала бригадиром, потом начальником участка. Толя Кочерга покорил его тем, что мог "вкалывать" с утра до ночи, причем весело, азартно. На работе с подчиненных умел спрашивать, в бытовых делах помогал всегда чем мог. Его любила вся стройка. На его свадьбу (а его будущая жена Нина работала здесь же инженером) была приглашена чуть ли не вся стройка. Рэм Германович был на ней посаженным отцом жениха.
     Когда Хеноху предложили возглавить строительство Запорожской ГРЭС, он прежде всего послал на будущую площадку Кочергу. Анатолий Васильевич формировал коллектив строителей, решал оперативные вопросы. Затем был назначен начальником технического отдела.
     По окончании строительства Запорожской ГРЭС А. В. Кочерга участвовал в подготовительных работах на строительстве Запорожской АЭС, осуществляя новые планировочные и конструктивные решения, а затем руководил работами по строительству четырех энергоблоков этой АЭС. Был главным инженером Союзатомэнергостроя, затем был назначен заместителем министра энергетики. Когда начали разворачивать стройку, Хеноху прислали нового главного инженера- Ю. Н. Корсуна. Они с Кочергой ровесники, обоим было тогда около 30, они быстро подружились и сохраняют добрые отношения до сих пор. Поначалу Рэм Германович не спешил передавать обязанности главного инженера, которые "тянул" сам, Корсуну, боясь переоценить его возможности. Особенно много внимания в тот период требовала работа с проектировщиками. Не то что бы Хенох не доверял специалистам Харьковского отделения Теплоэлектропроекта, просто любая ошибка проектировщиков слишком дорого обходится (он это знал по своему опыту), поэтому тесно сотрудничал с ними. Скоро с приятным удивлением Рэм Германович обнаружил, что Корсун отлично разбирается в проектном деле, к тому же он хороший дипломат и с проектировщиками конфликтов не допускает.
     Юрий Николаевич отличался и еще одним неоценимым качеством: он умел отлично докладывать о ситуации на стройке на разных совещаниях. В те времена крупные энергетические объекты пользовались повышенным вниманием руководства страны. Кто только не приезжал на стройку. Но прежде всего, конечно, Петр Степанович Непорожний. Он любил, когда об обстановке докладывал Корсун, - тот умел коротко и четко все объяснить, толково ответить на вопросы. Как говорится, ясно мыслю - ясно излагаю. Петр Степанович прочил Корсуну большое будущее, он считал, что такие специалисты - умные, интеллигентные, образованные - опора отрасли. Вскоре Корсун был назначен начальником строительства Углегорской ГРЭС. Свою карьеру в атомном энергостроительстве Ю. Н. Корсун начинал со строительства первого блока Калининской АЭС, затем строил четвертый блок Кольской АЭС, Харьковскую, Минскую, Воронежскую АТЭЦ. Позднее стал начальником главка в Минэнерго СССР, а затем заместителем и первым заместителем министра. В мае 1986 г. в ранге замминистра энергетики был назначен ответственным за ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС, являлся членом всех правительственных комиссий, которые занимались этой проблемой.
     Сколько всего было за почти 40-летнюю работу Ю. Н. Корсуна в отрасли, но главное потрясение - Чернобыль, где он провел немало времени, отвечая как заместитель министра за все работы в 30-километровой зоне, и где ему досталось по полной программе… Но вернемся в 60-е, на Запорожскую ГРЭС, где молодые Корсун и Кочерга постепенно становились опорой Хеноха.
     - Мне повезло с ними, - говорит Рэм Германович, - как-то незаметно все огромные обязанности на стройке разделились на нас троих. Я почувствовал, что имею надежный тыл. Кочерга взял на себя производственную базу, а когда через год Корсун перешел на Углегорку, Анатолий Васильевич прекрасно заменил его в должности главного инженера стройки. Опыт руководства производственными работами не прошел даром. Позднее и в главке, и будучи заместителем министра, Анатолий Васильевич курировал это направление в Минэнерго СССР. Да и сейчас работает в этой сфере.
     Около 20 лет отдал атомной энергетике В. А. Саакян. В 1973 г. он был назначен начальником Управления строительством Курской АЭС. Позади было несколько строек в Средней Азии. На Нурекской ГЭС он начинал электромонтером, а уходил с должности заместителя начальника управления. Затем руководил заводом железобетонных изделий, строительством Капчагайской ГЭС, возглавлял Иртышгэсстрой. Кстати, кумиром гидростроителя Саакяна стал в дни молодости К. В. Севенард - он уже тогда был человеком-легендой.
     До назначения Саакяна строительство Курской шло ни шатко ни валко. Нужно было создать и сплотить большой коллектив, осваивать строительство такого сложного объекта, как атомная станция, одновременно внимания требовал и новый город - Курчатов. И тут Саакян понял, что без команды начальнику стройки никак невозможно. И он начал ее собирать. Перетянул с других объектов стоящих людей, внимательно присматривался к новичкам. Усилия дали результат: за шесть лет ввели два первых энергоблока, начали возводить третий. Позже некоторые из его соратников отправились с ним в Ливию, где он также строил АЭС, потом потянулись за ним на Калининскую АЭС. Есть люди, с которыми Валерий Арташесович проработал по 20-30 лет.

Атомная Энергетика России
"Бойцы вспоминают минувшие дни". Участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.
90-е годы

     Прекрасным организатором, инженером проявил себя на строительстве Чернобыльской АЭС В. Т. Кизима. Авария на четвертом блоке наложила на АЭС свой мрачный отпечаток. Но ни одна комиссия не нашла в ней вины строителей. Василий Трофимович сумел наладить на стройплощадке строжайший контроль за качеством работ. Он появился на объекте после того, как был снят его первый руководитель, и достроил Чернобыльскую АЭС до конца. До него дела здесь шли не блестяще. Кизима сумел в короткие сроки вдохнуть в стройку жизнь, для чего потребовалось увеличить численность коллектива. А это, в свою очередь, создавало новые проблемы: принятых работников нужно было обучить, обеспечить жильем. Василий Трофимович огромное внимание уделял решению социальных проблем. Недаром Припять считалась одним из лучших городов при АЭС.

Атомная Энергетика России
Смоленская АЭС. В. И. Долгих в сопровождении начальника строительства Б. М. Ревы (справа) и директора станции Ю. П. Сараева.
Начало 80-х годов

     На строительстве Смоленской АЭС часто менялись начальники, пятым оказался Б. М. Рева. Люди уже привыкли к калейдоскопу лиц и гадали, сколько продержится новый руководитель. А он очень быстро сумел разобраться в проблемах стройки и активно взялся их решать. Его рабочий день начинался в семь утра с обхода стройплощадки. А территория немалая. Строились не только электростанция, но и город- Десногорск, огромное количество коммуникаций, дороги. Нужно было подготовить к затоплению под водохранилище 35 кв.км поймы р. Десны, где располагались населенные пункты, имелись леса. Отсюда нужно было переселить людей, перенести кладбища, вывезти спиленную древесину. К тому же строителей обязали взамен изымаемых площадей произвести рекультивацию 2,5 тыс. га земель. На неудобьях велись восстановительномелиоративные работы.
     Начальнику строительства приходилось вникать в градостроительные, архитектурные и проектные проблемы. Нужно было развивать производственную базу. Кроме работников стройуправления на стройплощадке трудилось более 20 подрядных организаций, которые тоже следовало контролировать. И при этом не хватало несколько тысяч работников. Борис Михайлович старался привлечь на стройки молодежь, польских строителей, военных и "неосторожников" - людей, понесших наказания за преступления, совершенные по неосторожности. А это еще около 6 тыс. чел. Их надо было разместить, а значит, требовалось ускорить строительство жилья. Начальник стройки вникал и в социально-бытовые проблемы: как накормить эту массу народа, как лечить, обеспечить отдых людям, обучать их детей.
     Рабочий день начальника строительства заканчивался в 10-11 вечера. И так более 10 лет. Затем Борис Михайлович ушел работать в Смоленский облисполком заместителем председателя.
Авторы - П. П. Вечерин,В. Л. Гвоздецкий, Н. А. Железнова,
И. К. Комаров, Ю. П. Сараев, А. П. Сутормина,
Ю. Е. Хечинов,Т. В. Шавина,Г. Г. Щепоткина


Атомные станции России