Искусство византийской империи Византийская эстетика Мозаики пола Большого императорского дворца Италия: фрески Санта Мария Антиква и фрески Кастельсеприо Мозаики церкви Санта Мария Формоза в Пуле

Амброзианская Илиада и Венский Диоскорид

Фрески Кастельсеприо наглядно демонстрируют живучесть эллинистической традиции в среде греческих художников, безотносительно от того, работали они в Византии или на Западе. Эти фрески позволяют сделать вывод, что эллинистическая традиция удержалась в Византии гораздо дольше и в гораздо более чистом виде, чем в быстро варваризировавшейся Италии и в прилегающих к ней областях. Две иллюстрированные рукописи, датируемые VI веком, полностью подтверждают правильность данного вывода.

Как убедительно показал Р. Бьянки Бандинелли, хранящаяся в Амброзиане Илиада относится к концу V — началу VI века. Автор миниатюр использовал разновременные источники для своих композиций, что позволило Р. Бьянки Бандинелли разбить миниатюры на пять групп, самая поздняя из которых обнаруживает стилистическое сходство с диптихами Ареобинда и ранней группой мозаик в Сант Аполлинаре Нуово в Равенне. Миниатюры не отличаются высоким качеством, но они интересны как лишнее свидетельство живучести эллинистических композиционных приемов на византийской почве. Были ли исполнены миниатюры в Константинополе или в другом городе Византийской империи — сказать трудно. По их свободному, несколько подчеркнуто экспрессивному стилю они выпадают из круга памятников, столичное происхождение которых несомненно. Однако мы плохо знаем константинопольское искусство рубежа V и VI столетий, чтобы делать какие-либо далеко идущие выводы.

В отличие от Илиады в Амброзиане венский Диоскорид (med. gr. I) является бесспорным произведением столичного

Табл. 36

Табл. 37 Он выполнен в начале VI века — до 512 года — по заказу дочери Флавия Аникия Олибрия и Галлы Плацидии Аникии Юлианы (463–527/8). Тем самым доказывается константинопольское происхождение рукописи. Из ее пяти фигурных миниатюр, овеянных духом эллинизма, четыре, изображающие четырнадцать знаменитых римских и греческих врачей и открывшего корень мандрагоры Диоскорида (табл. 36), восходят к старым александрийским и римским прототипам. Пятая же миниатюра, на которой представлена Аникия Юлиана с аллегорическими фигурами Великодушия и Мудрости (табл. 37), может рассматриваться как оригинальная композиция, хотя и здесь не исключена возможность использования образца позднеантичной книжной иллюстрации III–V веков. Эта миниатюра ясно показывает, какой утонченностью отличались в начале VI века вкусы византийской аристократии. Краски, образующие тончайшую колористическую гамму из нежных розовых, лиловых, синих, зеленых, фиолетовых и золотых тонов, наложены с импрессионистической легкостью, достигающей особой воздушности в фигурках эскизно выполненных путти.

Означенными памятниками исчерпывается материал, на основании которого может быть дана характеристика константинопольской живописи доиконоборческой эпохи. Все эти памятники исполнены редкого благородства. В большинстве из них уже ясно намечается основная тенденция византийского искусства — максимальная спиритуализация формы. В Никее эта тенденция получает особенно наглядное воплощение. При сравнении с современными им римскими фресками и мозаиками никейские ангелы поражают своей утонченностью и глубочайшей одухотворенностью. Общей чертой константинопольских памятников доиконоборческой эпохи является их высокое художественное качество и законченная живописность, выражающаяся в свободной манере письма и в широком применении нежных полутонов, нередко контрастно друг с другом сопоставленных. Типичный для Востока линейный элемент отступает на второй план. Он растворяется в импрессионистически разбросанных мазках и мозаических кубиках, которые придают фигурам бесплотный характер, но в то же время сохраняют за ними известную объемность16. Прямая связь с эллинизмом чувствуется во всем, оставаясь наиболее существенной чертой стиля. Главным источником эллинизма была, без сомнения, Александрия, на которую указывают как венский Диоскорид, так и прототип ватиканского Свитка Иисуса Навина.


Фрески XII века: Нерези, Димитриевский собор во Владимире