Искусство византийской империи Византийская эстетика Мозаики пола Большого императорского дворца Италия: фрески Санта Мария Антиква и фрески Кастельсеприо Мозаики церкви Санта Мария Формоза в Пуле

Мозаики Неа Мони на Хиосе и Хосиос Лукас в Фокиде

Если в самом Константинополе от первой половины XI века сохранилась лишь одна мозаика типа ех voto, то на периферии Византийской империи от этого же времени уцелело два замечательных мозаических ансамбля, которые дают представление о системе монументальной росписи в целом. Это мозаики Неа Мони на Хиосе и Хосиос Лукас в Фокиде.


Табл. 145
Табл. 146
Табл. 147
Табл. 148

Табл. 149


Табл. 150
Табл. 151
Табл. 152

Предание связывает основание монастыря на острове Хиос с императором Константином Мономахом и с императрицами Зоей и Феодорой, откуда следует, что мозаики были исполнены между 1042 и 1056 годами83. В центральной апсиде, как и в константинопольских храмах IX века, помещена стоящая Богоматерь Оранта. В апсидах диаконника и жертвенника даны полуфигуры архангелов Гавриила и Михаила (табл. 145). В куполе был представлен Пантократор, окруженный ангелами. Ниже, над тромпами и нишами, были расположены восемь медальонов с полуфигурами апостолов. Паруса украшали четыре серафима и четыре евангелиста. В нишах и тромпах наоса и во внутреннем нарфике развертывается праздничный цикл, дополненный несколькими сценами Страстей (табл. 146–152). Он включает в себя Благовещение, Рождество Христово (погибло), Сретение, Крещение, Преображение, Распятие, Снятие со креста, Сошествие во ад (тромпы и ниши), Воскрешение Лазаря, Вход в Иерусалим, Омовение ног, Моление о чаше (с вводными эпизодами: Христос будит учеников и Целование Иуды), Вознесение, Сошествие св. Духа (внешний нарфик). Во внутреннем и наружном нарфиках изображены, кроме того, святые воины, аскеты, пророки, столпники и различные святые. В целом мозаический цикл ясно и наглядно воплощает догму искупления через явление Христа в мир и его страдания. В этом ансамбле нет ничего лишнего, он не отягощен никакими второстепенными деталями. Художники выбрали одни главные эпизоды, по которым, как по вехам, прослеживается земная жизнь Христа. Мозаики великолепно связаны с оригинальной архитектурой интерьера, предоставлявшей в распоряжение мозаичистов по преимуществу вогнутые плоскости, которые они умело использовали в плане выявления специфической природы смальты. Их густые, сильные краски подкупают цветовой насыщенностью. Особенно красивы интенсивные синие, благородные фиолетовые, изумрудно-зеленые, нежно-розовые, малиновые и красные тона, эффектно сочетающиеся с золотом. Несколько жестким композициям присуща большая монументальность, силуэты предельно обобщены, неторопливые, торжественные движения фигур подчинены мерному ритму плоскости. В этом мужественном и строгом искусстве настойчиво пробивается архаическая струя. Она находит свое выражение в усилении линейно-плоскостного начала, в некотором однообразии типов лиц, в упрощенном рисунке складок и конечностей, в порою слишком резких контрастах между освещенными и затененными частями, наконец в восточной, каппадокийской иконографии. Поскольку декоративная система в целом восходит к чисто константинопольской традиции, постольку есть основание полагать, что в Неа Мони провинциальные мастера сотрудничали со столичными, которые, как это часто практиковалось в Византии, возглавляли работы, широко используя местные силы. Для эволюции византийского стиля важно отметить, что в Неа Мони уже появляются столь типичные для позднейшего времени подчеркнуто сухие, аскетические лица восточного типа, удлиненные пропорции фигур и членение одеяний с помощью тонких золотых линий.


Табл. 153

Ближе к началу XI века возникли мозаики Хосиос Лукас в Фокиде. Они относятся к иному художественному кругу. Уже сама декоративная система имеет здесь ряд специфических особенностей, выдающих местное происхождение памятника. Евангельские сцены занимают скромное место, преобладают отдельные фигуры и полуфигуры святых, в размещении которых немало случайного. Нарушается строгая архитектоника, которая так типична для константинопольского искусства. В куполе представлен Пантократор, окруженный четырьмя архангелами, Богородицей и Предтечей, в барабане изображены шестнадцать пророков (от этой части декорации, замененной в XIX веке фресками, почти ничего не сохранилось), в апсиде сидящая на троне Богоматерь с младенцем Христом (табл. 153), над окнами апсиды заключенный в медальоны Деисус, на алтарном своде Сошествие св. Духа, на триумфальной арке два архангела, в нишах наоса четыре отца церкви, в тромпах Благовещение (погибло), Рождество, Сретение и Крещение. В нарфике изображены четыре сцены: Омовение ног, Распятие, Сошествие во ад и Уверение Фомы.


Табл. 154
Табл. 155
Табл. 156
Табл. 157

Табл. 158

По стилю мозаики Хосиос Лукас занимают совершенно особое место. Это типично монашеское провинциальное искусство, полное сурового аскетизма (табл. 154–159). Примитивная выразительность его геометрически упрощенных грузных форм еще сотнями нитей связана с той народной традицией, из которой вышли мозаики салоникской св. Софии. Коренастые, большеголовые фигуры представлены в застывших фронтальных позах, большие глаза придают лицам строгое, сосредоточенное выражение, красочная моделировка заменена плоскостной трактовкой, характеристика конкретного пространства сведена до минимума, преобладают тяжелые, угловатые линии, композиции распластываются по плоскости, имея в себе что-то неподвижное и легко распадаясь на отдельные составные звенья. Но и в Хосиос Лукас, наряду с высокими монументальными качествами декоративного ансамбля, поражает красота мозаической палитры, интенсивность красок. На густых золотых фонах эффектно выделяются синие, малиновые, темно-фиолетовые, зеленые и розовато-малиновые цвета. Мозаичисты охотно прибегают в трактовке одеяний к шанжирующим тонам: белый цвет незаметно переходит в различные оттенки серого, зеленого, синего, фиолетового и коричневого, а малиновый цвет — в розовый. Значительные плоскости мозаик заняты мрачным черным цветом, в который окрашены одеяния многих святых. Лица большинства фигур имеют бледную розовато-серую карнацию, отличающуюся вялым, порою даже мертвенным характером. Среди греческих мозаик мозаики Хосиос Лукас являются наиболее архаичными. Они лежат в стороне от линии развития константинопольского искусства, будучи тесно связаны со старыми, чисто восточными традициями. Архаический стиль характерен и для фресок крипты Хосиос Лукас, принадлежащих двум художникам (сцены Страстей, Успение Богоматери, медальоны с изображениями святых на своде)85. Их примитивная, жесткая манера письма указывает на то, что они вышли из подвизавшейся здесь провинциальной школы мозаичистов.


b26c2da8
Фрески XII века: Нерези, Димитриевский собор во Владимире