Орнаментальное искусство Мозаики собора Св. Софии в Константинополе Мозаики и фрески собора Св. Софии в Киеве Фрески Салоник и собора Св. Софии в Охриде Мозаики XII века: София Константинопольская, Чефалу

Мозаики трансепта должны были быть выполнены между 1143 и 1150 годами. Здесь работали, если отправляться от мозаик купола, уже другие мастера. Они знали мозаики апсиды собора в Чефалу, но все, что там было чисто греческим, становится в их руках своеобразным вариантом византийского стиля, отмеченным едва приметной печатью упрощения. Как и в Марторане, здесь преобладает каллиграфически тонкая линия, особенно явственно выступающая в обработке лиц. Складки одеяний нередко образуют совершенно орнаментальные узоры, растворяющие в себе округлость скрывающегося за ними тела. Элементы ландшафта и архитектурных кулис в такой мере подчинены плоскости, что утратили всякий намек на объем. Это формально отточенное искусство, обнаруживающее несомненное воздействие книжной иллюстрации, подкупает зрелостью художественного языка, но в то же время ему присущ оттенок известной стереотипности.

Дальнейший отход от византийского понимания формы наблюдается в мозаиках центрального и боковых нефов, возникших уже при Вильгельме I (1154–1166). Сама система декорации здесь невизантийская, поскольку в центральном корабле представлены сцены из Ветхого Завета, а в боковых нефах сцены из жизни апостолов Петра и Павла. Такого распределения сюжетов мы не найдем в греческих храмах. Бросается в глаза и появление на столбах изображений западных святых: Катальда, Августина и других. Движения стали более свободными, лица, например в сцене Грехопадения, выражают душевные аффекты, одеяния падают более естественными складками, давая возможность почувствовать формы тела, элементы архитектурного пейзажа получают необычное для византийской живописи XII века развитие, деревья трактуются в духе геральдических мотивов, которые так типичны для орнаментики ислама. В том, как отдельные композиции, например Опьянение Ноя или Единоборство Иакова с ангелом, распластаны по плоскости, сказывается воздействие романской миниатюры. Наиболее талантливыми среди работавших здесь мозаичистов, многие из которых являлись уже выучениками греков, были мастера, исполнившие сцены из жизни Петра и Павла. Они достигают большой монументальности и психологической выразительности, их фигуры отмечены печатью тонкого аристократизма. Как в мозаиках центрального корабля, так и в мозаиках боковых нефов намечается, правда в едва уловимой форме, начало того процесса, который приведет позднее к сложению maniera bizantina, представляющей сплав из византийских, восточных и западных элементов.

Дальнейшее развитие сицилийского искусства нетрудно проследить в мозаиках собора Монреале, исполненных при Вильгельме II и Танкреде (около 1180–1194)224. Большое, холодное, бездушное пространство базилики перенасыщено мозаиками, которые образуют тяжелый, свидетельствующий о несколько варварских вкусах ансамбль. В Византии мозаиками украшали только своды и верхние части стен. А в Монреале мозаики занимают примерно две трети поверхности стен, и кажется, что последние не в состоянии выдержать такой декоративной нагрузки. Композиционные принципы, которым подчиняется распределение мозаик, тоже отличаются от системы декорации чисто греческих храмов. Так, например, фриз с апостолами, в центре которого изображена Богоматерь с архангелами, заполняет среднюю часть апсиды и дважды загибается за углы, переходя на лицевые стороны восточной арки и на прилегающие к ней стены. В Византии каждая композиция представляла замкнутое целое, подчиненное основным архитектурным линиям строения, а здесь мозаики развертываются наподобие ковра, сплошь затягивая монументальные плоскости. По своему масштабу ветхозаветные и евангельские сцены слишком малы для столь огромного интерьера; к тому же, размещенные на большой высоте, они плохо читаются. Это приводит к нарушению равновесия между декоративной системой и архитектурой, которым так дорожили византийские мастера.

383–385. Собор, Монреале. Мозаики в апсиде и в большом нефе. Около 1180–1194 гг.


383. Христос, Богоматерь с Младенцем, архангелы, апостолы, евангелисты и святители


384. Явление Троицы Аврааму и Гостеприимство Авраама


385. Христос и грешница. Исцеление расслабленного

В конхе апсиды изображен обычный для Сицилии Пантократор. Ниже расположен фриз с сидящей на троне Богоматерью с младенцем Христом между архангелами и апостолами, еще ниже фриз со стоящими святителями, среди которых преобладают западные святые (табл. 383). На своде вимы представлена Этимасия, окруженная архангелами и серафимами, по сторонам триумфальной арки Благовещение, в боковых апсидах и капеллах апостолы Петр и Павел и сцены из их житий. На стенах пресвитерия помещены две вотивные мозаики: Вильгельм II подносит построенный им собор Богоматери и Вильгельм II коронуется Христом. На стенах трансепта и боковых нефов развертывается обширный евангельский цикл, а над арками среднего нефа расположены многочисленные сцены из Ветхого Завета (табл. 384–385). Стиль мозаик выдает стереотипный, эпигонский характер, в силу чего нет оснований приписывать мозаики новой греческой артели, якобы выписанной Вильгельмом II из Византии (точка зрения О. Демуса, разделяемая также Э. Китцингером). Если здесь и работали отдельные греческие мастера, то они уже давно осели в Сицилии и часть из них принимала участие в выполнении мозаик продольных нефов Палатинской капеллы. Доминирующие латинские надписи не оставляют сомнения, что наряду с греками в Монреале активно подвизались их сицилийские выученики, позволявшие себе довольно свободные отступления от греческих образцов. Прежде всего меняется колорит, приобретающий вялый, мутноватый оттенок. Предпочтение отдается сероватым и коричневатым тонам, а синие и зеленые цвета немало утрачивают в своей интенсивности. В отдельных композициях появляются необычные для Византии жанровые черты, усложнившиеся архитектурные сооружения принимают вполне реальные формы: некоторые из этих зданий трактуются с соблюдением элементарных правил перспективы. Одеяния распадаются на мелкие складки, хотя и подвергнутые линейной стилизации, но все же, как правило, способствующие выявлению округлости тела. Движения становятся более естественными и непринужденными, лица нередко отражают душевные волнения. Короче говоря, наблюдается постепенное растворение отвлеченного византийского стиля в том пробуждающемся реалистическом мировоззрении, которое, прежде чем получить четкое выражение в творчестве Джотто, облекается с конца XII и на протяжении XIII века в ряд глубоко компромиссных форм maniera bizantina.


386. Сошествие Св. Духа. Последняя четверть XII века. Соборная церковь, Гроттаферрата. Мозаика над триумфальной аркой

Сложившаяся на почве Сицилии местная школа мозаичистов во главе с греческими колонистами продолжала, как это мы увидим дальше, создавать византинизирующие памятники и в XIII–XIV веках. Школа эта пользовалась широкой известностью в Италии, о чем, в частности, свидетельствует мозаика в монастыре Гроттаферрата, изображающая Сошествие св. Духа226 (табл. 386). Сопровождаемая греческими надписями, мозаика выдает настолько большое сходство с мозаиками Монреале, что очевидна ее принадлежность сицилийским мастерам. Она, вероятно, исполнена в последней четверти XII века, так как мелкие, затейливо извивающиеся складки одеяний апостолов находят себе ближайшие параллели в Монреале (ср. особенно сидящих ангелов в сцене Лот с ангелами). С работавшей в Монреале мастерской связаны также мозаики боковой апсиды собора в Салерно227 и фрагменты мозаик, изображающие Иннокентия III, Ecclesia Romana и сидящего на дереве феникса в капелле Конти в Поли и в Музее Баракко в Риме, которые некогда украшали реставрированную при Иннокентии III (1198–1216) апсиду собора св. Петра в Риме228. Отголоски сицилийского искусства дают о себе знать также в далекой Англии (винчестерская школа), в Германии (Регенсбург) и в Страсбурге.

Что Сицилия действительно была рассадником византинизирующего искусства, и притом в его наиболее чистой форме, об этом наглядно говорят сицилийские иллюстрированные рукописи, впервые выделенные X. Бухталем230. Эти рукописи вышли из скриптория, находившегося при мессинском соборе и пользовавшегося покровительством архиепископа Ричарда Палмера. Большинство из них попало в Национальную библиотеку в Мадриде. Наиболее интересным является выполненный вскоре после 1182 года Молитвенник (cod. 52), имеющий две лицевые миниатюры: сидящую на троне Богоматерь с младенцем в типе Елеусы и Распятие. Эти миниатюры, близкие по стилю к мозаикам Монреале, явно восходят к греческим образцам второй половины XII века. Но в трактовке складок, подвергнутых несколько преувеличенной линейной стилизации, чувствуются определенные точки соприкосновения с романской миниатюрой, что указывает на руку западного мастера. В более поздних сицилийских рукописях западные черты получают преобладание над византийскими — процесс, уже известный нам на примере сицилийских мозаик, где он, однако, протекал гораздо медленнее


b26c2da8
Русь: монументальные росписи Киева